Экоактивистов все чаще используют в черных технологиях конкурентной борьбы

0

Экология становится популярным направлением, где можно сформировать нужное общественное мнение. В России проводится все больше протестов со стороны «зеленых». Кому это может быть выгодно, как отличить настоящий экологический протест от искусственного, хорошо организованного и щедро проплаченного.

В 2021 году в России может быть принят ряд изменений, которые ужесточат требования к митингам, ограничат иностранное влияние на образовательный процесс и привлекут более пристальное внимание к НКО. Соответствующие законопроекты уже внесены в Госдуму. 

Обусловлено это тем, что стало слишком удобным, используя иностранные финансовые средства, блокировать ряд инвестиций и развитие отраслей за счет вовлечения населения под модные бренды. Так, например, ведут себя активисты Гринпис и некоторых других организаций.

Почему и чьим оружием становится экология?

Эта тема – одна из самых удачных в технологиях политического манипулирования и бизнес-войн. Она близка каждому: что мы пьем и едим, чем дышим, не всегда зависит от нас. И люди с удовольствием «накажут» виновного, если грамотно им указать на него. Экологическое образование есть не у каждого, поэтому в ходе протеста голоса сомнения или аргументированные возражения не слышны.

Зародить тайфун возмущения легко. Несколько фотографий или видео в сети, иллюстрирующих факт экокатастрофы, которая часто далеко не факт, и аудитория живо вовлекается в праведную с ее точки зрения борьбу. Ненавязчивое указание на возможного виновника быстро превращается в его народную травлю. Затем можно аккуратно вложить мысль об акциях протеста и об обращении в Москву. А это уже информационный повод для СМИ. С этого момента протест с точки зрения влияния выходит за рамки соцсетей и превращается в настоящий рычаг манипулирования.

«Экологический протест часто интегрирует в политическую выборную борьбу оппозиция», – отмечает кандидат политических наук Дмитрий Ежов.

В пример он приводит протестные пикеты и митинги в Челябинске в ноябре 2017 года, куда был приглашен Алексей Навальный. Также яркий пример протестов против бурения урановых скважин в Курганской области в 2019 году выступил Яков Сидоров, выдвинутый позже кандидатом в губернаторы от КПРФ. Участники общественного движения «Антиуран» организовали митинг протеста, а урановая проблема стала основной темой предвыборной программы Сидорова.

Таких примеров много. Когда протесты становятся организованными, массовыми и длительными, с большим количеством вспомогательных материалов, следует задать вопрос: за чей счет банкет?

Но самое неприятное, что в такие истории оказываются втянуты обычные люди, которые идут на митинг в надежде сделать свою жизнь чуть лучше, и даже не догадываются о том, что они всего лишь массовка в чужой нечестной игре.

Часто достаточно просто отличить действительно глас народа от скоординированной проплаченной акции.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь